Олег Панитков: «Мы хотим сформировать цивилизованный рынок»
С 1 по 4 марта на трех площадках в Москве и Зеленограде, включая самое высокое в России деревянное офисное здание – Good Wood Plaza, пройдет Х Конгресс Ассоциации деревянного домостроения. Так совпало, что юбилейное мероприятие состоится тот период, который является одним из важнейших для отрасли: начиная с середины прошлого года, на весь лесной комплекс страны, и в том числе на деревянное домостроение обратили пристальное внимание Президент и правительство РФ.

Разработаны программы поддержки производителей деревянных домов, и вся отрасль в целом включена в государственную дорожную карту. Поэтому в Ассоциации уже произошли – и продолжают происходить коренные перемены, свидетельствующие о серьезности намерения ее участников. А предстоящий Конгресс обещает стать одним из самых масштабных событий на российском рынке недвижимости. Об этом нам сегодня рассказывает генеральный директор Ассоциации деревянного домостроения Олег Панитков.
Государственное дело
Говоря о предстоящем X Конгрессе Ассоциации, вы часто повторяете слово «уникальный». Почему? Что в нем принципиально нового?

Мы действительно проводим это мероприятие в переломный момент для индустрии деревянного домостроения. Предыдущие конгрессы проходили скорее как внутрицеховые мероприятия: это были съезды профессионалов отрасли, где они делились опытом, заводили новые знакомства. Конечным результатом такого взаимодействия могли стать совместные проекты.

В прошлом году произошли исторические для нас события, в частности, появились два государственных документа, которые существенно влияют на дальнейшее развитие отрасли. Это план развития лесного комплекса РФ, предложенный в конце 2016 года вице-премьером правительства Александром Хлопониным. В подписанной им «дорожной карте» принимают участие несколько министерств и ведомств. Кроме того, уже есть программа заместителя председателя правительства Дмитрия Козака, посвященная переработке нормативной базы.

Следовательно, вы собираетесь осветить участие Ассоциации в этих госпроектах на Конгрессе. Как вы планируете это сделать – и какого результата ожидаете от сессии «Дорожная карта», посвященной правительственным инициативам?

На самом деле, не только эта, но и другие сессии будут включать сообщения и обсуждения, посвященные коренным изменениям, которые прямо сейчас, на наших глазах происходят в отрасли и в сферах, соприкасающихся с ней. Но да, начнем мы именно с выступления Виктора Евтухова, статс-секретаря, заместителя министра промышленности и торговли РФ. Он расскажет о том, какие конкретно меры относительно индустрии деревянного домостроения предусмотрены в принятом правительством плане развития лесного комплекса страны – и все желающие смогут задать ему вопросы, а также прокомментировать это сообщение.

В целом, наша цель сейчас – собрать на одной площадке представителей власти и бизнеса, вовлеченных в реализацию государственного плана, финансовые и страховые структуры, и добиться того, чтобы между ними состоялся реальный диалог, который станет мощным импульсом для создания полноценного рынка деревянного домостроения.
Нормы – банкирам!
А разве сейчас этот рынок не существует? Ведь деревянные дома строятся повсеместно.

На сегодняшний день многие предприятия деревянного домостроения в России имеют самое современное производство, а кроме того, наша страна обладает 20% мировых лесных запасов. Из чего же строить, как не из дерева? И тем не менее, если, например, в Японии более 45% жилья вводится с применением древесины, то у нас – только 10%.

Сейчас все внешние факторы складываются так, что пришло время принять конкретные шаги и увеличить эту долю. По факту, нам создают режим наибольшего благоприятствования – и этим надо пользоваться. Уже в краткосрочной перспективе деревянное домостроение может занять до 20% от общей емкости рынка жилья в стране. Но для этого необходимо взаимодействие всех участников процесса.

Тогда давайте поговорим о том, что до сих пор мешало возникновению полноценного рынка.

Я выделяю четыре аспекта. Первая проблема – устаревшая нормативная база. Технологии деревянного домостроения до сих пор по умолчанию классифицированы как пожароопасные, это ограничивает их широкое применение. А ведь в международной практике все наоборот: в Европе, например, проекты с деревянными конструкциями имеют приоритет выбора на тендерах перед другими – как оказывающие значительно меньшее влияние на уровень CO2 в атмосфере.

Другой пример. В Швеции пожарные по регламенту имеют право во время пожара входить в здания с деревянными конструкциями, так как они имеют прогнозируемое время обрушения, в отличие от других конструкций. С точки зрения сейсмики, деревянные конструкции так же показывают себя надежными и безопасными, об этом говорит опыт строителей Японии, Италии и США.

Допустим, нормы изменили в пользу дерева. Что остается на повестке дня?

Второй аспект – покупательский спрос, который остается низким из-за отсутствия системы кредитования для тех, кто приобретает деревянные дома. Банки принципиально считают эти объекты низколиквидными, в немалой степени как раз из-за мифа о пожароопасности, с одной стороны, и отсутствия качественных параметров оценки – с другой.

Шаги по взаимодействию с финансовым сектором предпринимаем уже сейчас – и об этом тоже будем рассказывать на Конгрессе.

А конкретнее?

Пожалуйста. Мы сформировали системы оценки надежности предприятий и оценки проектов. Ведь индустриальное домостроение во всем мире признано наименее рискованной областью для кредитования.

Найми частника — и проиграй
Банки к вам придут, но ведь и шабашники останутся. Или вы им уже успешно противодействуете?

Совершенно верно, третья проблема – серый рынок. Он оттягивает спрос от добросовестных производителей за счет того, что бригадиры предлагают потребителям якобы более низкую цену. Но по факту в большинстве случаев получается долгострой низкого качества, и многие покупатели жалуются: «Нам предлагали построить дом за 4 млн рублей, мы посчитали, что это дорого, и отказались. Наняли частников – и в итоге потратили шесть миллионов!»

С одной стороны, я этих людей понимаю: стремление сэкономить, да еще в условиях депрессивной экономической ситуации – вполне естественно. Для многих выбор в пользу шабашников – это нежелательная и вынужденная мера. Сейчас индустриальные технологии позволяют строить в сжатые сроки, но не все покупатели могут в короткий срок полностью оплатить строительство, а отсутствие кредитования подталкивает их к якобы гибким и дешёвым серым бригадам.

С другой стороны, эти люди раз за разом проигрывают только потому, что не знают основных правил игры на нашем рынке. Ведь исход ситуации, в которую они попадают, вот это увеличение конечной стоимости готового дома – вполне закономерно. Предприятия индустриального домостроения закупают исходные материалы по оптовым ценам, а конструкции предоставляются покупателю готовыми и соответствующими проектной документации, а она, в свою очередь, разработана с учетом оптимизации отходов. Все работы на стройплощадке регламентированы, рабочие имеют весь необходимый – и при этом надежный инструмент. Сроки строительства очень жесткие, и соблюдаются они неукоснительно, ведь производителям работать по-другому попросту невыгодно.

А серые бригады – им выгодно затягивать процесс? Но зачем?

В тех случаях, когда заказчик платит за время, а не за результат – конечно, выгодно. Но и в других случаях деньги зачастую попросту вымогают. Потом, шабашники покупают материалы не оптом, а в розницу на соседнем рынке, а платит за это покупатель их услуг.

Но даже если бригада заинтересована в том, чтобы работать быстро, у нее все равно то и дело случаются частые простои из-за отсутствия нужных материалов, поломки инструмента. Кстати, в подавляющем большинстве случаев они меняют нужный материал на менее качественный, иначе велик риск прогореть и ничего не заработать. Я уж и не говорю об общей низкой квалификации рабочих, которых привлекают по причине дешевизны их труда – и о том, что в проект часто прямо по ходу строительства вносятся изменения, что приводит к увеличению расхода материалов, в том числе, например, за счёт отходов.

Потом, низкое качество строительства из дерева в этом сегменте дискредитирует технологии деревянного домостроений в глазах потребителей, а также несет угрозу безопасности жильцов. Цифры – упрямая вещь: по статистике, большинство пожаров происходит по техническим причинам из-за неправильно уложенной проводки, а также неверного устройства дымоходов – и конечно, все это творится именно в домах, построенных неквалифицированными «серыми» бригадами.

Между прочим, серые бригады наносят ущерб и российскому бюджету в целом. По нашим оценкам, государство в 2016 году недополучило около 15 млрд. рублей налогов от этого сегмента рынка.
Пора обрабатывать!
Пришло время назвать четвертую проблему.

Это рост стоимости сырьевой базы. Экспорт деревянного сырья из России в Китай и другие страны все еще остается выгодным, поэтому вместо древесины глубокой переработки с высокой добавочной стоимостью мы продолжаем вывозить сырье. В результате на внутреннем рынке цена на него растет. Это в свою очередь приводит к росту стоимости строительства жилья из дерева на внутреннем рынке.

И опять-таки, здесь задеты государственные интересы. Вместо того, чтобы создать дополнительные рабочие места в деревообрабатывающей промышленности для россиян, получить налоги от предприятий, которые бы действовали в этой сфере, мы даем такую возможность своим зарубежным партнерам. А потом удивляемся, что у нас плохо наполняется бюджет.

За счёт больших лесных запасов и современной станочной базы отечественных предприятий это направление конкурентноспособно на мировом рынке, который стабильно растет, в отличие от традиционных сырьевых. Другими словами, деревянное домостроение, как область глубокой переработки с большой добавочной стоимостью и соответствующими налоговыми отчислениями, может стать одним из драйверов российской экономики уже в ближайшем будущем. Это не пустые слова, приведу пример: в США одна только отрасль деревянного домостроения обеспечивает 3-5% ВВП, а в России весь лесопромышленный комплекс — чуть больше 1,2% ВВП.

Получается, все проблемы связаны в один узел.

Да, именно так – и развязывать его предстоит аккуратно, но решительно. Причем последовательно эти задачи не решишь – только вместе.
Хартия в интересах потребителей
И у вас есть конкретные предложения относительно того, как действовать?

Не только предложения, мы уже предприняли ряд действий. При участии экспертов Ассоциации сделаны предложения по актуализации нормативной базы, проекты, разработанные на предприятиях – членах Ассоциации, представлены в Реестр проектов повторного применения Минстроя РФ.

Это все предстоит утверждать чиновникам. А что происходит внутри Ассоциации, сами вы способны на что-то повлиять?

Конечно. Ассоциация разработала и внедрила систему аккредитации для своих участников – она должна сформировать прозрачное информационное поле о предприятиях отрасли, а это, в свою очередь, создаст новые возможности для принятия решений по кредитованию и страхованию их продукции. Сегодня по этой системе аккредитованы 11 компаний – в основном, это лидеры рынка, и они подали пример остальным. На Конгрессе мы собираемся подписать хартию добропорядочного ведения бизнеса, она будет обязательной для принятия всеми участниками Ассоциации.

Но главное – Конгресс должен стать площадкой для выработки мер по снятию влияния серого рынка. Если нам удастся объединить интересы и усилия финансовых и страховых структур с усилиями чиновников по пункту программы «дорожной карты» о льготном кредитовании, то постепенно сможем сформировать цивилизованный рынок, в котором выиграют все. Главную выгоду получат, конечно, потребители, которые будут жить в современных, надежных, теплых и уютных домах, которые они себе смогут позволить приобрести.

Беседовали Ирина Иваненко и Марта Савенко
Made on
Tilda