Деревянное домостроение: время конкретных решений

Организаторы XIII Конгресса по деревянному строительству обещали участникам реальный диалог между властью и бизнесом. И он действительно состоялся, без жарких дискуссий, но с обсуждением конкретных проблем и вариантов их решения. За четыре часа успели обсудить многое, вот только дискуссия вызывала устойчивое ощущение, что мы уже были свидетелями подобного диалога. Большой пост-материал по материалам Конгресса.

Феномен дежавю называют ложной памятью. Однако в этом случае память нас не подводит — всё это действительно уже было: государственные меры поддержки отрасли деревянного домостроения, её перспективы как драйвера лесопромышленного комплекса, вопросы доступности и стоимости сырья, ипотечные продукты для комплексного развития ИЖС — это и многое другое участники отраслевого сообщества обсуждали неоднократно, с той или иной степенью конкретики. Возможно, в этом году её стало больше, но в целом посыл не изменился: власть говорит о том, что «жить стало лучше», а производственники пытаются понять — за счёт чего?

Видео трансляции
Видео по отдельным темам и вопросам Конгресса на YouTube-канале Ассоциации

На позитивной ноте

Конгресс открыл статс-секретарь, заместитель министра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов, который в очередной раз предрёк существенный рост отрасли деревянного домостроения. В его выступлениях эта фраза звучит неизменно на протяжении последних лет пяти. Замминистра не теряет и надежды на то, что в будущем деревянное домостроение может обеспечить минимум до 1 % ВВП нашей страны. Однако, когда именно наступит это будущее, благоразумно не уточняет. И понятно почему: уже несколько лет в районе 1 % колеблется вклад всего лесного сектора в экономику РФ, а уж доля деревянного домостроения в ВВП и вовсе ничтожна.

Поводом для оптимистичного прогноза на этот раз стали итоги 2019 года, когда объём ввода деревянных домов вырос на 24 % по сравнению с предыдущим. По 2020 году замминистра цифры не озвучил, но известно мнение Ассоциации Деревянного Домостроения на этот счёт: рост реального объёма введённых деревянных домов эксперты оценивают в 28 %.

«По результатам первых месяцев 2021 года мы видим позитивные тенденции, которые, тем не менее, немного настораживают. Одновременно растут спрос и цены на некоторые виды продукции ЛПК. И мы, с одной стороны, рады, потому что это увеличивает экспортный потенциал наших предприятий, а с другой стороны опасаемся, что это может потянуть за собой рост цен в Российской Федерации.»

Виктор Евтухов
статс-секретарь, заместитель министра промышленности и торговли РФ


Растёт спрос — растут цены

Ситуацию с ростом цен на пиломатериалы прокомментировал директор «КЛМ Арт» Евгений Новицкий. По его словам, создаётся ощущение, что в России каждый второй человек решил жить в деревянном доме. Однако большая их часть уезжает в Китай, что создаёт дефицит. За 2,5 месяца текущего года стоимость пиломатериалов на китайском рынке выросла на 40 %: в январе доски из сосны стоили 240 долларов, а в марте их покупают за 360 долларов. Причин такого скачка, по мнению специалиста, несколько.

Во-первых, Китай демонстрирует рост деревянного домостроения после пандемии, что неудивительно — ежегодный прирост экономики республики составляет 3-5 %. Руководитель домостроительной компании напомнил, что потребление древесины в этой стране составляет порядка 100 млн кубометров в год и увеличивается на 3-5 млн ежегодно.

Второй фактор — сокращение поставок пиломатериалов из Канады, Австралии и Новой Зеландии, что привело к росту цен на пиломатериалы в США. Штаты завершили год с ценой на пиломатериалы в 700 долларов. И этот показатель определяет стоимость данной продукции по всему миру.

В-третьих, Россия начала активно продавать в Китай уголь. Сегодня для перевозок топлива используют практически все железнодорожные российско-китайские переходы. Соответственно, это тормозит экспорт пиломатериалов, создавая искусственный дефицит. Решение проблемы оперативно предложил Виктор Евтухов: ввести пошлину на вывоз сухих пиломатериалов из России. Такая ограничительная мера уже действует на экспортируемые влажные пиломатериалы.

«Наша задача — увеличивать добавленную стоимость продукции из древесины. Именно поэтому принято решение о введении пошлины на влажные пиломатериалы. Конечно, пока она невысокая, но её рост должен быть поступательным, чтобы у компаний, которые ранее не занимались сушкой, была возможность приобрести необходимое оборудование. Но мы понимаем, что если цены будут расти взрывным порядком, то придётся принимать какие-то иные решения.

Мы вышли в правительство с инициативой включить древесную плиту в перечень стратегически важных продуктов для Российской Федерации. Если это решение примут, можно будет устанавливать определённые ограничения на экспорт этой продукции: квотирование, экспортные пошлины или задействовать другие механизмы. И если мы увидим, что для внутреннего рынка пиломатериалов не хватает, потому что они уходят в малообработанном виде за рубеж, то будем принимать соответствующие решения. Пока для этого оснований нет. Будем мониторить ситуацию с учётом растущего спроса на продукты с высокой добавленной стоимостью.

Пошлина на вывоз влажных пиломатериалов действительно есть, сегодня она составляет около 15 долларов. Это крайне незначительная сумма, которая не остановит рост экспорта. К тому же как деревообработчик и домостроитель могу сказать, что высушить пиломатериалы не проблема. Китайские предприниматели привозят в Россию сушильные камеры, рабочих. И если они будут поставлять не сырой пиломатериал, а высушенный, это не очень скажется на объёмах вывоза.»

Евгений Новицкий
генеральный директор компании «КЛМ-Арт»


Своё видение ситуации представил вице-президент Segezha Group Дмитрий Руденко. По его словам, сейчас в Европе большим спросом пользуются не только пиломатериалы, но и продукты глубокой переработки древесины. Например, конструкционная балка, которую производит компания, за последнее время выросла в цене на 20 %, при этом производство обеспечено заказами до августа следующего года.

«Естественно, у производителей в этой ситуации возникает дилемма: продавать в России по низким ценам или отправлять в Европу по очень высоким. Законы бизнеса никто не отменял, и предприниматели переориентируются на экспорт. Это создаёт препятствие для роста деревянного домостроения в России. Одним из решений является создание новых производств, потому что большинство производителей сейчас работают на пределе мощностей. По крайней мере, мы так работаем, без всякого запаса. Если увеличится количество производств, то вырастет и количество предложений на рынке.»

Дмитрий Руденко
вице-президент Segezha Group


Деревянное домостроение: ограничивать или стимулировать?

Всплеск цен на пиломатериалы на экспортном рынке происходит не впервые. Об этом участникам напомнил директор по стратегическому развитию Ассоциации Деревянного Домостроения, управляющий партнёр «Норвекс НЛК» Семён Гоглев. По его мнению, чтобы изменить ситуацию и обеспечить продукцией внутренний рынок, необходим потенциал по увеличению объёмов лесозаготовки. А для этого нужно потреблять не только пиломатериалы хвойных пород, которые нужны непосредственно для домостроения, но и остальную древесину.

«Речь идёт о комплексной лесозаготовке, когда каждый продукт, растущий в лесу, должен использоваться гармонично. Это будет экономически эффективно, и такое предприятие сможет обеспечить себе хорошие рыночные позиции. Создавая условия для такого бизнеса, можно было бы увеличивать объёмы лесозаготовки в целом и повышать количество пиловочника для домостроения.

Вторая возможность, на мой взгляд, гораздо быстрее и практичнее — это развитие строительства домов эконом-класса. Тогда потребление древесных строительных материалов будет увеличиваться, а следом и производство, потому что будет понятно, куда их девать. В противном случае древесину продолжат продавать за границу, а все препоны помогут только на время.»

Семен Гоглев
директор по стратегическому развитию Ассоциации Деревянного Домостроения, управляющий партнёр «Норвекс НЛК»


Эффективность ограничительных мер подверг сомнению и член совета директоров корпорации «Русь» Дмитрий Майоров.

«В данном случае мы пытаемся, ограничив экспорт или обложив его пошлинами и налогами, часть доходов направить для внутреннего потребления. В принципе, это понятно и логично. Но мне кажется, что есть у таких мер недостаток. Например, государственное субсидирование ипотеки — конечно, благо для конечных потребителей. Однако не такое очевидное благо для производителей в силу его возможного прекращения в любой момент. А масштабирование любого производства, как домостроения, так и лесозаготовки, носит ступенчатый характер. Это крупные инвестиции на долговременный период — 10-15 лет, но не 1-3 года.

Сегодняшний спрос на деревянное домостроение обусловлен пандемией, возможностью удалённой работы, ограничением выездного туризма и рядом других обстоятельств. Но всё это, надеюсь, не вечно. Когда-то этот стимул станет менее значимым. И для бизнеса хочется более длительных, более понятных стимулов в виде, например, программ долгосрочного планирования. У нас есть хорошие примеры в виде свободных экономических зон, где степень налогообложения меняется в зависимости от степени локализации производства: если это импорт, то пошлины высокие; при локализации 10-20 % пошлины пониже, а если она достигает какого-то значимого уровня — 60-70 %, то это льготная история. Мы говорим не про импорт, а про экспорт, но методика, на мой взгляд, должна быть точно такой же.»

Дмитрий Майоров
член совета директоров корпорации «Русь»


С позиции «середняков»

Существующие меры поддержки успешно используют крупные холдинги, но они не всегда подходят небольшим компаниям. В качестве примера представитель компании AkzoNobel, директор по научно-техническому развитию Ассоциации Деревянного Домостроения Максим Молчанов привёл ситуацию с программами, по которым требуется банковская гарантия. Но её стоимость в отдельных случаях перекрывает экономию, которую должно получить предприятие от пользования данной программой.

Также спикер напомнил о кадровой проблеме, которая не уходит из повестки лесопромышленной отрасли уже много лет. Предприниматели, готовые открывать новые производства, понимают, что не могут обеспечить квалифицированными специалистами даже существующие мощности. И год от года ситуация не улучшается. Однако если мы хотим увеличивать производственные мощности, эту проблему нужно решать, и незамедлительно.

Ещё одна проблемная точка — сырьевое обеспечение небольших деревообрабатывающих предприятий, которые готовы расширяться, но не могут взять леса в аренду, — вызвала живой отклик аудитории.

«Давайте лоббировать частную собственность на лесные земли! Тогда не будет никаких вопросов — ни с делянками, ни с лесозаготовкой, ни с восстановлением лесов, ни с сырьевой базой для деревянного домостроения», — призвал участников отраслевого сообщества член правления Ассоциации Деревянного Домостроения Константин Пискун.

Начальник отдела лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности департамента лёгкой промышленности и лесопромышленного комплекса Минпромторга РФ Григорий Гусев напомнил, что на сегодняшний день самый эффективный способ получить хороший лесной участок в аренду — стать участником приоритетного инвестиционного проекта. А для этого необходимо тесное и конструктивное взаимодействие с региональной властью.

«Не думаете ли вы, что в случае передачи леса в собственность он окажется сосредоточен в руках крупных корпораций, а малые и средние предприятия так и не получат к нему доступ?», — обратился представитель Минпромторга РФ к участникам конгресса.

Ответ поступил от руководителя антикоррупционного комитета Московской области Сергея Королёва, который уже 20 лет работает с системой аукционов:

«Не существует монополиста в области жилищного домостроения в городах, нет монополиста в агропромышленном комплексе. Почему же он должен появиться на лесных землях? У нас вводится система цифрового контроля оборота древесины. В конце концов, есть федеральные антимонопольные службы, которые должны регулировать вопросы добросовестной конкуренции. Надо просто готовить нормальные постановления, которые будут выгодны для их исполнения, а не невозможны, как это подчас у нас бывает».

«Если проанализировать опыт стран, успешных в области использования инженерной строительной древесины, таких как Германия и Австрия, то там так и происходит: есть частная собственность, леса передают из поколения в поколение, создают большие промышленные семейные группы. Так что эта схема рабочая», — согласился Максим Молчанов.

Деревянное домостроение: развиваем индустрию

Говоря о наращивании производственных мощностей в домостроении и создании новых производств, участники дискуссии неоднократно подчёркивали, что речь идёт об индустриальном домостроении. Однако в ходе обсуждения выяснилось, что острота этой проблемы не для всех очевидна.

«Про дефицит мощностей индустриального домостроения я, если честно, не слышал. Наоборот, во взаимодействии с Ассоциацией Деревянного Домостроения мы говорили о том, что до последнего времени мощности предприятий были недостаточно загружены. И действия крупных инвестиционных компаний, в том числе международных, таких как Segezha Group, по строительству современных производств европейского уровня свидетельствует о том, что инвесторы вкладываются в эту отрасль.

С точки зрения Минпромторга могу сказать, что меры государственной поддержки этой отрасли были и есть, начиная с федерального фонда развития промышленности и заканчивая глобальными проектами. Крупные производители знают о них и активно применяют. Завод в Торжке, например, грузит LVL-брус на экспорт вплоть до Австралии, и государство оплачивает часть расходов, это совершенно нормально. Хороший пример — «Сокол СиЭлТи»: инвесторы воспользовались всеми доступными мерами поддержки, в том числе в прошлом месяце подписали соглашение СПИК с Минэкономразвития, которое даёт существенные налоговые преференции.»

Григорий Гусев
начальник отдела лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности департамента лёгкой промышленности и лесопромышленного комплекса Минпромторга РФ


Однако сам инвестор оценивает ситуацию более критично.

«Это одна из бед лесопромышленного комплекса России: развиты лесопильные производства, но я их деревообработкой вообще не считаю. А комбинатов, которые выпускают изделия для домостроения высокой заводской готовности, практически нет. И за последние годы новых предприятий не появилось. Есть завод в Торжке, есть производство в Соколе, и всё. О планах по строительству мы тоже не слышим. Но чтобы отрасль развивалась, необходимо, чтобы приходили инвесторы и вкладывали деньги.

Деревообработка — не такой капиталоёмкий бизнес, как, например, целлюлозно-бумажное производство. Здесь можно обойтись меньшими инвестициями. В целом, по моим оценкам, в России нужно инвестировать от 0,5 до 1 миллиарда евро в деревообрабатывающие мощности, чтобы развить этот сегмент. Segezha Group сделала первый шаг, но должны появляться и другие стратегические инвесторы, готовые долго находиться в этом бизнесе.

А мы их не видим. Задача государства — привлечь таких инвесторов. Мы видим, что какие-то меры власти предпринимают. Например, запрет на вывоз влажных пиломатериалов может стать драйвером отрасли. Но эта мера требует взвешенного и аккуратного подхода.»

Дмитрий Руденко
вице-президент Segezha Group


Рациональность полного или частичного запрета на вывоз пиломатериалов высокой влажности экспертному сообществу ещё предстоит обсудить. Очевидно, что при всех преимуществах для лесопромышленников в части развития деревообрабатывающих мощностей обратной стороной станет сокращение поступлений в государственный бюджет от экспорта продукции, востребованной на зарубежных рынках. Максим Молчанов предположил, что к заградительному механизму стоит добавить стимулирущие меры поддержки.

Например, утвердить экспортную пошлину в размере 5 %, но для тех компаний, которые будут инвестировать и запускать более глубокую переработку древесины, снизить её до 2,5 %. Это может стимулировать лесопильные производства к выходу на новый уровень и развитию глубокой переработкой древесины, как в своё время было сделано в Германии и Австрии. Правда, ссылаться на опыт европейских компаний не всегда эффективно: то, что работает там, не всегда оказывается работоспособно у нас.

«В Европе развивать деревянное домостроение помогает «зелёная» экономика и упор на СО2. Когда европейцам начинают расписывать, как вреден СО2 и как деревянное домостроение помогает бороться с выбросами, они двумя руками голосуют за древесину, пусть даже она дороже— ведь есть субсидии от государства в рамках «зелёной» экономики. Уверен, в России тоже не будет проблем с развитием деревянных конструкций, когда у нас начнут говорить про СО2. Если начнут.»

Александр Погорельцев
ведущий научный сотрудниклаборатории несущих деревянных конструкций ЦНИИСК им. В.А. Кучеренко АО «НИЦ "Строительство"»


Подводя итоги

Градус дискуссии не был высоким. Возможно, потому, что проблемы отрасли деревянного домостроения решаются не первый год, они хорошо известны участникам этого рынка, и никаких революционных заявлений в рамках обсуждения от них не последовало. А может, стоило бы?

«Мы вроде бы делаем много, стараемся, чтобы субсидии были, а на выходе пока нет ничего. Думаю, нам в своей работе нужно объединиться и сосредоточиться на главных проблемах: инфраструктура, лес и финансирование. Вопросы не новые, мы их подняли, обсуждение идёт, подвижки есть. Но мы, по сути, топчемся на месте. Нет единства во мнениях, в подходах.»

Олег Бетин
зампредседателя Общественного совета при Минстрое России, руководитель комиссии по вопросам индивидуального жилищного строительства


И многие в аудитории его поддержали. К этой идее в заключительном слове обратился и директор по работе с государственными органами Ассоциации Деревянного Домостроения, директор представительства АО «ТАМАК» в Москве Вадим Фидаров.

«Государство как никогда заинтересовано в развитии сегмента деревянного домостроения. Нам дают зелёный свет, и сейчас уникальный момент, когда мы можем вносить свои предложения, которые должны привести к понятному результату. Принято 19 вполне конкретных поручений по результатам совещания под руководством вице-премьера Виктории Абрамченко. На площадке Российского союза строителей мы внесли перечень рекомендаций по изменению нормативной базы. По линии жилищного строительства мы видим, как Минстрой ратует за деревянное домостроение.

Государство многое делает для того, чтобы эта отрасль развивалась. Но мы продолжаем оставаться пассивными. Не активно принимаем участие в разработке и решении тех проблем, которые можем решить. Я призываю профессиональное сообщество активнее подключаться к этой работе. Выделить специалиста от каждой компании, чтобы эти представители собирались в рабочих группах и вносили конкретные предложения. Время лозунгов закончилось, настало время конкретных решений.»

Вадим Фидаров
директор по работе с государственными органами Ассоциации Деревянного Домостроения, директор представительства АО «ТАМАК» в Москве


Подготовила Мария Кармакова по материалам XIII Конгресса по деревянному строительству

Ролик начала Конгресса
Партнеры